АРМЕНИЯ ТУРИСТИЧЕСКАЯ - Винек: возвращение в прошлое

Винек: возвращение в прошлое

Винек: возвращение в прошлое

Автор публикуемого очерка Вадим Бадалян живет и работает в городе Сочи. Он – тренер-преподаватель ДЮСШ №1 по тхэквондо(ВТФ) и старший тренер сборной города Сочи по тхэквондо (ВТФ). Его воспитанники неоднократно становились победителями и призерами различных соревнований. В поисках своих родовых корней через Армению он отправился в деревню Винек в Иране, о чем рассказал на страницах «АТ».

C детства, когда я каждый год ездил летом к бабушке и дедушке на каникулы, часто слышал от родителей и родственников, а они соответственно от своих родителей и старшего поколения, трагические и героические эпизоды жизни в истории сельчан нашей деревне под названием Аревшат, которая основана в 1832 году и находится в Гадрутском районе Нагорно-Карабахской республики (Арцах).

Истории о том, чем они занимались, как жили и обустраивали свой быт и культуру. И главное – откуда? почему? и с кем? пришли в эти места мои предки Бадал (имя моего прапрапрадеда, ориентировочно 1790 г. р.) и его сын Айрапет (ориентировочно 1820 г. р.). А история основания нашей нынешней деревни в Арцахе началась с того, как задавленные большими налогами, обесцененной работой и невозможностью дальнейшего человеческого существования около десятка семей, кто пешим, кто на лошадях в 1829 году добровольно покинули ночью свою деревню Винек (Карадаг, Персия) и отправились в родной и свободный Арцах, перейдя через реку Аракс. Одним из переселявшихся подростков был маленький Айрапет (мой прапрадед), сын Бадала. Хотелось бы добавить, что некоторые жители Винека и других близлежащих армянских сел Карадага также переселялись и в глубь страны, города Тегеран и Тавриз, а многие остались в своих деревнях и жили ориентировочно до 1945 - 1960 годов, постепенно переселяясь и покидая родные места.

Мой предок по имени Бадал, от которого и произошла наша фамилия, родился и жил в старинной армянской деревне Винек, где занимался земледелием и скотоводством, что в те времена было основным ремеслом. Женат был на девушке по имени Дастагюль (наш род происходит от этого имени; до сих пор в деревнях Арцаха люди обращаются друг к другу с указанием имени и рода, – например, Бадалян Енок, также могут сказать – Дастагюляц Енок (в переводе означает «потомок от Дастагюль»). У Бадала и Дастагюль был сын Айрапет. А у Айрапета было семеро сыновей – Мовсес, Погос, Агаджан, Амбарцум (мой прадед), Петрос, Мнацакан и Бадал. Младшего сына назвали Бадалом в честь деда.

После переезда из Карадага и обоснования семьи на новом месте, Бадал продолжал заниматься торговлей и обменом товаров между Арцахом и Карадагом (Персия). Помогал и поддерживал связь со всеми родственниками. Это было территориально недалеко и удобно, стоило лишь перейти реку Аракс через Худаферинский мост. Уже в преклонном возрасте, очередной раз поехав из Аревшата в Винек, он тяжело заболел и умер, так и не вернувшись в Арцах. Там и был похоронен Бадал на сельском кладбище. Деревня Винек, расположена в 25 километрах от Худаферинского моста в горах Карадага (провинция Арасбаран, Персия (Иран). Сначала там находились временные постройки (амбары), окруженные плодородными землями и лесами, они предназначались для складирования и хранения зерновых, бобовых и других пищевых культур.

В дальнейшем вместо ветхих помещений здесь было возведено одно из нескольких в этом районе хорошо оборудованных и хорошо укрепленных каменных сооружений с мощной крепостной стеной – замок-крепость, носящая имя купца Арутюна Туманяна (или как еще его называют – Кантор Туманяна).

В то время по указу Шаха Аббаса, властвовавшего над Персией, из гаваров Восточной Армении и меликств Арцаха с 1603 года до 1612 года в районы Карадага и другие провинции Персии принудительно и массово переселялось армянское население. Шах Аббас переселял их с целью опустошения родных земель и увеличения численности населения Персии трудолюбивыми и мастеровыми армянами для подъема сельского хозяйства, строительства и животноводства. Так и оказались родители Бадала в Винеке (Персия). Их семью вместе с остальными сельчанами выселили из древнего поселения в местности под названием Ерхани Так (Дизак, Арцах). Кстати, все, что осталось от кладбища и церкви (Ангац Ехци) на местности Ерхани Так, до сих пор сохранилось и находится недалеко от нашей нынешней деревни Аревшат.

Итак мне представился случай осуществить мою мечту и увидеть родину и место проживания моих предков, многочисленных родственников и, самое главное, прапрапрадеда Бадала. И вот, я направляюсь в Винек…

Доехав на машине с моим водителем и новым другом Аббасом-ага до перекрестка, мы свернули и через несколько минут оказались на дороге, которая серпантином указывала нам путь. Живописность горных пейзажей радовала глаз. В голове крутилось постоянное сравнение с Аревшатом в Арцахе. Меня поразило богатство природы этой части Ирана – густые леса с плодовыми деревьями, многочисленные и глубоководные родники и реки, богатые поля со злаковыми культурами и многое другое.

Еще не въехав в деревню, я обратил внимание на большое, похожее на крепость строение, которое называют Кантор, или Эмаарат-е Туманянс. Расположено оно на возвышенности в самом центре поселения, окружено высоким забором со сторожевыми башнями с бойницами. Принадлежало братьям Туманянцам.

В детстве я часто слышал рассказы о том, что в самом центре деревни есть построенный армянами каменный родник и большое двухэтажное строение с крепостной стеной братьев Туманянцев. И это была далеко не единственная «резиденция» братьев-купцов в этих местах.

Выше деревни на горе располагалась церковь Святого Ованеса, по типу напоминающая Ангац Ехци (Потухшая Церковь) в Аревшате, а ниже Эмаарат-е Туманянс – кладбище с армянскими надгробиями и надписями, рисунками из жизни усопших, узорами и хачкарами.

Мы подъехали к крепости. В голове промелькнула мысль, что я приехал к своим, я не гость. Слева от входа на стене красовались две большие армянские буквы, справа год – 1907. Это были инициалы Арутюна Туманянца. Крепость использовалась в качестве торгового дома и склада для товаров. Род Туманянцев был приравнен к иранским бекам и владел несколькими армянскими деревнями в Карадаге. Ими были основаны торговые дома, нефтепромыслы, хлопкоочистительные мануфактуры, предприятия по производству сухофруктов и судоходные компании в Баку, другие производства и концессии в Иране. Братья Туманянцы дружили с шахом Музаффарэддин-Шахом Каджаром. Во время своего первого путешествия во Францию он останавливался в их доме в центре Баку. Шах был очень доволен приемом и вежливостью женщин и дочерей Туманянца. Потом придворный фотограф его величества Ростомян преподнес ему фотоальбом с фотографиями дома Туманянцев, в котором он гостил. После революции некоторые из братьев и их потомки остались в Баку, а остальные, в том числе Арутюн и Саркис, уехали во Францию и там известны под фамилией Toumaniantz. О Туманянцах можно еще добавить, что сын одного из братьев, Закарии Туманянца, Ервант Захария Туманянц стал известным архитектором во Франции, его именем названа одна из улиц во французском городе Кале. По всему было видно, что крепость также носила оборонительный характер. С крепости открывался красивый вид на поля и леса, а также на низменность реки Аракс с горными лесными массивами за ней. Ниже крепости располагалось сельское кладбище, куда мы отправились после осмотра крепости.

Я подходил к каждому камню, пытаясь прочитать годы и имена погребенных. Некоторые камни были настолько старыми, что надписи на них было не разобрать, только еле-еле просматривались армянские буквы. Потом мы отправились в саму деревню к роднику осмотреть сохранившиеся руины армянских домов.

…Умывшись и утолив жажду холодной родниковой водой, я наполнил бутылку, чтобы отвезти эту частицу родины предков с собой – для моих родителей.

Аббас отметил, что родник сооружен в армянском стиле. «Представь себе, вот он, родник, и вот она, деревня твоего дедушки Бадала, – сказал он мне. – Бадал чешме, то есть родник Бадала, Бадал кенди – деревня Бадала».

…Мы сели в машину и двинулись к церкви Сурб Ованес, которая находилась выше деревни и поражала своим сходством с церковью Ангац Ехци, расположенной, как я уже говорил, недалеко от нашей нынешней деревни в Арцахе, что, конечно, немудрено, ведь армяне, покидая обжитые места, пытались восстановить прежний быт на новом месте. По извилистой пыльной дороге шел мужчина. Мы остановились, чтобы спросить, как доехать до церкви. Он поинтересовался, откуда гость, и с удовольствием предложил свою помощь. После того как он узнал, что я потомок проживавших здесь армян, спросил, как фамилия моих предков, а потом рассказал, что последними армянами, выехавшими из села, была семья Асадура.

Поднявшись по горному склону, мы остановились около церкви Сурб Ованес. У выхода на арке сохранилась большая надпись на армянском. Я попросил в очередной раз, чтобы меня сфотографировали и здесь – на фоне входа в церковь Святого Ованеса и арки с надписью. И вот, удивительное дело, по приезде домой мне перевели часть надписи из трех слов: «Сын Падала (Бадала) Харапетн (Айрапет)». Я нашел еще одно упоминание имени Бадала и его сына Айрапета, который также указан на составленном мною с помощью моего папы и многочисленных родственников родовом древе. Мне перевели другие слова из надписи на арке, в которых упоминаются еще несколько мужских имен, слово «магдеси» – так называли людей, которые совершили паломничество на Святую землю Иерусалима и посетившие Гроб Господня, а также слова Тапананав, то есть «ковчег, лодка», и Матур – «часовня». Войдя в церковь, я увидел справа два старинных надгробия с армянскими надписями, также несколько деревянных балок, сложенных у стены, видимо, от крыши. В деревне Винек, помимо церкви Сурб Ованеса (возведена в 1881г.), есть еще главная церковь Сурб Григор Лусаворич (возведена в 1885г.), а также Сурб Марьям.

Я поймал себя на грустной мысли, что скоро мое нахождение здесь закончится, и нам пора будет двигаться дальше...

----

Во время всего путешествия мне посчастливилось встретить и увидеть много гостеприимных и добродушных людей, о которых я буду вспоминать всегда. Доброжелательная и красивая страна Иран с удивительной историей. Я благодарен судьбе за то, что меня свела с добрыми и отзывчивыми людьми и конечно за предоставленную возможность побывать и увидеть все это. Дай Бог, и я еще вернусь…

Публикуется в сокращении.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS