АРМЕНИЯ ТУРИСТИЧЕСКАЯ - Степанакерт смотрит на мир глазами архитектора Арама Шириняна

Степанакерт смотрит на мир глазами архитектора Арама Шириняна

Степанакерт смотрит на мир глазами архитектора Арама Шириняна

26 декабря 2016 года исполнилось 110 лет со дня рождения архитектора Арама Аванесовича Шириняна (1906-1988), благодаря которому сформировался архитектурный стиль Степанакерта, превративший его из захолустного городка в современную столицу Нагорно-Карабахской Республики. Это он со своими соратниками и единомышленниками десятилетиями добивался, чтобы Степанакерт стал достойной столицей НКАО, порой преодолевая сопротивление властей республики, в составе которой Карабах оказался против своей воли.

Детство и юность Арама Шириняна прошли в Баку. После окончания в 1933 году Азербайджанского строительного института он работал архитектором в Архитектурно планировочном управлении Баксовета, а затем и в Бакпроекта, разработав при этом порядка десяти авторских проектов по благоустройству жилых кварталов, улиц и зданий этого города.

В 1944 году Арам Ширинян был откомандирован в город Степанакерт на постоянную работу начальником Управления по делам строительства и архитектуры при облисполкоме НКАО и оставался на этой должности до 1974 года.

Ниже предлагаем отрывок из эссе «След на земле» об Араме Шириняне, его назначении и первых постройках под его руководством в Степанакерте. Эссе написано на основании архивных материалов, воспоминаний его сыновей и внуков, а также его коллег.

…B 1944 году у деда был выбор – поехать работать в разрушенный войной Сталинград или Кишинев, либо в захолустный Степанакерт. Масштабы этих городов и объем предстоящих в них работ несоизмеримы, а причины, побудившие деда перебраться в Степанакерт и принять, как потом оказалось, это судьбоносное решение, весьма прозаичны – быть поближе к родному дому, который ждал возвращения его младшего брата с войны.

Степанакерт в ту пору был небольшим одноэтажным городом, которому дали статус столицы Нагорного Карабаха. Все, что успела сделать Советская власть до войны – это построить две школы, несколько двухэтажных административных зданий и городскую гостиницу, куда и вселили новоприбывшего деда. Его назначили начальником управления по делам строительства и архитектуры области, или, проще говоря, главным архитектором края. Отныне, долгих тридцать с лишним лет, все, что будет проектироваться и строиться в городе, да и во всей области, будет сделано либо им самим, либо под его руководством. Но это будет позже. А в начале все выглядело весьма обыденно – война наложила строгий отпечаток сдержанности на все, что происходило в стране и особенно в периферийном городке. Ни о каком строительстве гражданских объектов в то время речи не было - все силы были направлены на фронт, на победу.

Kогда после войны область впервые получила разрешение на постройку жилого дома в городе Степанакерте, дед по своей инициативе разработал проект трехэтажного здания. Уже при представлении его на первичное утверждение в кабинете главы области произошел неприятный разговор.

- Я тебе говорю, что таких денег нам не выделят, – тыкал тот, следуя указу из Баку построить именно двухэтажное здание. Он явно не желал нарываться ни на какие скандалы и требовал убрать один этаж.

- Может, попробуем это пробить, – спокойно возразил дед, игнорируя недружелюбный тон. – Три этажа это не бог весть что, а для растущего города правильнее разрабатывать перспективный проект. И, в конце концов, если начальству не нравится идея трехэтажного дома, пусть оно само ее и бракует. Зачем это делать вместо них?

- Это саботаж, – гремел руководитель области модным в то время словом, пообещав даже уволить деда в случае дальнейших неприятностей, если таковые возникнут в связи с этим строительством. – Сделай так, как я сказал, и лишь потом поезжай на утверждение! – заключил беседу начальник, досадуя на этого тихого и непонятливого архитектора.

…Мой дед уперся. Он не любил дилетантизма и был упрям, особенно когда речь заходила о его убеждениях и деле, в которое он вложил душу. С его стороны все было сделано по правилам и на совесть. К тому же, он имел право на свое видение того, как должен развиваться город, и не переступал никаких профессиональных полномочий. Обдумав все с пристрастием еще раз и взвесив все за и против, дед не стал ничего перечерчивать и, собрав все необходимые документы, отправился в одиночку отстаивать свою разработку.

Через две недели дед появился на работе как обычно, невозмутимо неся в руках тубус с чертежами:

- Ну что, утвердили? – благосклонно спросил начальник, каким-то шестым чувством угадывая, что все в порядке. – Я же говорил, переделай, и вопросов не будет. Показывай, что там у тебя.

Каково же было его удивление, когда дед развернул перед ним первоначальный проект трехэтажного дома, допущенный к строительству. Он сразу оценил и незаурядный талант «безмятежного» архитектора и его упорство и способность биться за свои идеи до конца.

К другим дедушкиным послевоенным разработкам относятся номенклатурный памятник Сталину и первая правительственная трибуна.

Статуя вождя во весь рост была установлена на высоком постаменте, в небольшом круглом парке, прозванном в народе «Пятачком». Больше похожий на живописный скверик, он был разбит еще до приезда деда и представлял собой два кольца зеленых насаждений вокруг декоративного бассейна. Белокаменный Сталин стоял прямо у центрального входа в парк, в шинели, заложив руки за спину.

Небольшая трибуна со сквозной фронтальной аркой, напоминающая по форме трапецию, была построена буквально через улицу, почти напротив памятника, и получалось так, что люди, стоявшие на трибуне, видели перед собой вождя, а тот в свою очередь глядел на них свысока, чуть наклонив голову. Таково было веление времени!

За оба эти сооружения деда почетно наградили, а через несколько лет их снесли…

Несколько позже в Степанакерте по проекту деда был возведен еще один памятник – Степану Шаумяну. Он был установлен на том же «Пятачке», только теперь со стороны въезда в город. До этого там красовалась гипсовая скульптура спортсменки – метательницы снаряда, окрещенная горожанами «Девушка с гранатой».

Потом уже на «Пятачке» установили вазоны, скамейки, обновили клумбы… Сейчас этот прилегающий к площади оригинальный парк, с искусным фонтаном в центре – лицо города. Загадочный Степан Шаумян все еще встречает въезжающих, а на месте снесенного памятника Сталину выросла сосна – суровая, высокая и колючая...

Одной из первых крупных работ стало восстановление Степанакертского драматического театра им. Максима Горького. По его проектам были возведены памятники Степану Шаумяну, Богдану Кнунянцу, Нельсону Степаняну и др., разбиты парки и скверы, построенны многочисленные дома и жилые комплексы в столице Нагорного Карабаха и райцентрах области.

Другими крупными работами А. Шириняна являются проекты стадиона и центральной площади города Степанакерта - правительственная трибуна, смотровая площадка и постамент памятника В.И. Ленину.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS